Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:10 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Мне страшно начать писать то, что я хотела.
Почему-то очень страшно услышать тебя в своей голове снова.
Прости. Потом. Обязательно.

03:04 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
подумав немного, я решила, что к уйме твоих замечательных титулов и имён, я добавлю еще одно.
только для начала как следует всё идеализирую.
раз, два...
ладно, идеализация завершена успешно. мне нравится.
и будешь ты как в моих любимых сказках, страшных и не очень
современных и не очень
рыцарем, самым лучшим из всех.
хорошо бы, конечно, без страха, а упрёк, так и быть, можно оставить.
и вот тебе меч, хотя ты давно уже защищаешь им мои сны.
и доспехи, хотя ты давно пользуешь их и снимаешь только при мне.
и конь. коня тебе не хватало.
тебе, наверное, больше понравится черный.
ах, избавиться бы от навязчивого чужого образа...
но ты это ты. и это здорово.
вот забавно, что неизвестно когда ты узнаешь о своем новом титуле.
но ты обязательно оповести, как узнаешь эту новость, З.

02:48 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
итак, я слышу легкие и уверенные шаги тонконогой осени.
и, как обычно, в вечернем золотистом свете, в желтеющих деревьях,
освещаемых им, я вижу только волшебство.
это что-то только моё, к сожалению, только моё. потому что виденное мной прекрасно
и прекрасно настолько, что не существует средств эту красоту передать.
у неё волосы цвета красного кленового листа, и когда она склоняет голову,
улыбаясь, то кажется, что она сама и есть воплощение Осени.
её платья всегда наряднее и красивее всех других,
и зелёный рукав завораживающе спадает с запястья, когда она поднимает руку,
чтобы дотронуться до желтенького листика на дереве.
дерево стоит совсем рядом с дорогой, но Она делает даже этот маленький закуток волшебным.
она не видит меня, словно является привидением из другого мира,
поэтому я и не слышу её голоса(как хорошо), не могу заговорить с ней(очень хорошо).
есть что-то, что во мне неистребимо. что не уйдет, даже если я скажу "прощай".
сколько ни заверяй себя и других, это всегда со мной.
более того, могло ли это даже усугубиться? ранние сомнения переросли в уверенность.
закрыв глаза, каждый раз, когда я сталкиваюсь с чем-то удручающим в этом мире,
я могу протянуть руку и с другой стороны кто-то дотронется до неё в ответ.
доброй ночи, я хочу познакомить вас со своими...друзьями?
вот только вы их никогда не увидите. как и я, на самом деле.

01:50 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
мы не видимся, мы две бесконечных параллельных рельсы
по нам бегут поезда, и от тяжести их колес мы поём и/или плачем
мы вместе всегда, но навечно порознь
и пусть эти люди считают, что мы куски стали
мы всегда будем видеть сны гораздо ярче их,
сны-перекрестки,
ведь только там мы можем пересечься.


01:42 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
«прекрати пить дешевое вино и страдать без повода»
— я себе говорю каждый божий раз.
«хватит смотреть на себя в зеркало и видеть кошмар»
— мантра, когда все достает совсем.
давно достала всех, а в первую очередь — себя.
кажется, что поможет новый цвет волос.
или вкусный шоколад с кокосовой стружкой.
или красивое долгожданное платье.
я не полюблю себя никогда.
наверное никогда.
я нравлюсь себе только во снах.

...на самом деле мне нравятся только сны
?
то, что это уже не утверждение, а вопрос, хорошо
может, для меня тоже, но для тебя — точно.
ну и радость.



01:16 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
птица сделала выбор,
и крылья теперь вместо рук.
но слабыми вышли крылья,
а так хотелось на юг.
туда, где далекие горы
тонут в пуху облаков
и ветви сломаются скоро
под тяжестью спелых плодов.

мы вышли в сумрачном крае,
где даже станции нет.
и вспомнили, что не взяли
в спешке обратный билет.
друг друга грели ночами
под ветром и под дождем.
нашли и деревья, и камни,
в степи построили дом.

мы долго искали рельсы,
но их простыл даже след.
ведь в этом пустынном месте
никаких остановок нет.
сначала смогли прижиться,
потом устали искать..
и не к чему больше стремиться,
и нечего больше желать.

мы подобрали птицу,
она поет, даже уснув.
о юге, который ей снится,
во сне открывая клюв.
мы тоже о юге мечтали,
но просто отбились от стаи
и на полпути упали
в холодный сумрачный край

//Fleur - Птица сделала выбор



22:19 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Мне нравится громкий смех и немного резкие, изломанные жесты
Тонкие бледные руки и губы полоской
Улыбка с сарказмом, когда выдыхаешь дым сигарет
Лукавый и предвещающий многое взгляд
Мне нравится, падая на кровать, обнимать
Утыкаться носом в жесткие черные волосы,
Ощущать горьковатый их аромат
Мне нравится полностью, без остатка, всю себя
Отдавать тебе и твоим рукам
Тебе и твоим губам
И быть началом всем твоим словам
Мне нравится, что ты - совсем моя,
По тебе не скажешь, нет, сама по себе
А по правде - чья-то, любимая, счастливая, дурная
Единственная моя.
Жестокая и злая, самая нежная и учтивая,
Тысяча-слов-моя.

21:57 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.

— Как же холодно тут, - уныло пробормотал юноша с длинными светлыми волосами, кутаясь в совсем не осеннюю курточку. – Мы просто загнемся от холода раньше, чем даже найдем их!
— Кай, ты можешь изредка разбавлять своё нытье какими-нибудь оптимистичными фразами? Вроде «вот, какой бодрящий холодок, глянь только», или «ого, да в этом мире еще даже осталось немного магии, мы здесь подохнем не сразу!» - раздраженно откликнулся второй юноша, брюнет.
— Не могу, мне правда холодно, я же не хладнокровный вампир, чтобы так спокойно это переносить, - снова послышался печальный голос первого, а после душераздирающий кашель.
— К сожалению, - согласился второй, выглядывая из узкого переулка, в котором они обосновались. – Одни проблемы с тобой вечно.
— Окоченевший эльф это жалкое зрелище, Джошуа, я уверен, что ты не хочешь этого видеть...
— Алые небеса! – возвел очи ввысь брюнет. – Дайте немного мужества этому созданию!
— Мы здесь с глубокой ночи, исходили полгорода, но конечный результат настолько плачевный, насколько можно! Что мы делаем не так?!
— Мы – все делаем так. Это этот мир неправильный. Поэтому предлагаю прекратить использовать остатки нашей магии и посмотреть, что можно сделать без ее помощи.
— Кого здешние воспримут приветливее – эльфа с острыми ушами или красноглазого вампира, как думаешь?
— Думаю – одинаково. Здесь и не с такой внешностью ходят, насколько я знаю...
— Просто нужно найти их район, - подвел итог светловолосый, спрыгивая с внушительных размеров ящика. Покачнулся, словно от головокружения, но вовремя оперся об удивленно оглянувшегося вампира.
— Цел? Предлагаю способ, действенный в почти любом цивильном мире – подойти к местному и начать вежливый допрос...
— Цел, - вздохнул Кайрис, выпрямляясь. – Давай я возьму эту часть на себя, и мы минуем неприятности из-за твоих «легких садистских наклонностей», как выражался наставник, договорились? Потом решим что делать, вместе искать или разделиться, условившись на каком-то месте....
Джошуа развел руками с самым невиннейшим видом, пожал плечами и выскользнул из переулка на широкий проспект, с легкой неприязнью оглядываясь по сторонам. Проезжающие мимо машины так вовсе заставляли обоих отшатываться – настолько шумными и мерзкими были эти железные создания.

01:26 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
привет, в моменты, когда я хочу спрятаться с головой под одеяло и уйти от этого мира, я всегда возвращаюсь к тебе
ты — мыслей моих дом, моя тайна, кто всегда примет и выслушает. жаль, что не ответит
но я думаю, где-то там, ты радуешься, что я делюсь с тобой своей жизнью, что я тебя помню.
...вспоминая, задумываясь, я всё чаще путаюсь — где была выдумка, а где реальность.

23:26 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.

весна согреет наши ладони, позволит снять теплые варежки
но не даст соприкасаться даже незамерзшим рукам.
наивно было надеяться, что это было из-за холода.

01:29 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Я знаю, что в твоём городе никогда нет солнца.
Небо там затянуто низкими серыми тучами, всегда гуляет прохладный ветер, а по ночам он завывает так тоскливо, что даже ты, родившийся в этом городе и живущий в нём всю жизнь, закутываешься посильнее в одеяло.
Каменные мостовые, ледяные и непроглядные каналы под ними, высокие тусклые фонари, освещающие широкие улицы и совсем маленькие улочки.
Каждый шаг по каменному тротуару раздается эхом на часть пустынной улицы - мне непривычно слышать стук каблуков от моих ботинок. Раннее утро - или даже поздняя ночь, и небо всё равно не темное, кажется, что вот-вот хлынет дождь. И правда, когда звучит первый раскат грома я вздрагиваю и ускоряю шаг. До твоего дома ещё идти и идти, о такси я даже не озаботился, а сейчас на дорогах просто никого нет. Я поудобнее перехватываю свой чемодан и иду всё быстрее и быстрее.
Но всё равно не успеваю прийти к тебе раньше, чем до меня коснуться первые дождевые капли.
Мой плащ и рубашка очень быстро намокают, волосы прилипают к лицу, вскоре становится очень неудобно даже разбирать дорогу. Но я знаю этот город, знаю улицы, ведущие к тебе, наизусть. Знаю, что здесь всегда дожди.
Знаю, что тут совсем нет солнца.
Поэтому я и приехал. Нельзя жить без солнца, а я готов светить тебе всегда и греть своими лучами.
На дверной звонок ты отвечаешь почти мгновенно. Не спал? Как будто чувствовал, что я приеду. Но нет, это ведь сюрприз.
Стоишь - растерянный, совсем редкое для тебя чувство, короткие тёмные волосы растрепаны, рубашка помята от неудачных попыток устроиться на кровати, чтобы нормально заснуть. Знаю это чувство.
Протягиваешь ко мне руку, словно не веря... Хватает всего одного прикосновения ко мне - промокшему насквозь, запыхавшемуся, чтобы понять, что я правда стою перед тобой.
Порывисто притягиваешь меня к себе, увлекая вовнутрь дома, и крепко обнимаешь, зарываясь ладонью в золотистые волосы, с концов которых срываются маленькие капельки.
Роняю чемодан на пол, улыбаюсь и обнимаю тебя в ответ.
Привет. Вот я и приехал наконец к тебе. Всего-навсего сообщить, что солнце остается в твоем городе навсегда.

18:15 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
:heart:



04:46 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Иногда мне кажется, что я постепенно отказываюсь от тебя. Что мои чувства смирились, они почти готовы принять весь мир вокруг, что внутренний голос тихо, вкрадчиво говорит мне на ухо: "Лучше уже быть не может, понимаешь?.. Тебе же так просто сделать этот небольшой шажок - и вот тебя окружает стабильность, целостный мир, уверенность в происходящем..."
Я слушаю его, закусывая губы, нервно вздыхаю, раздумываю, и тогда от сильных колебаний и размышлений на запястьях остаются маленькие следы от впившихся в них ногтей. Слушаю - и так ни к чему и не прихожу.
Всей душой, может быть, я жажду спокойствия и мира, но неуемное человеческое - увы, здесь оно человеческое, - сердце требует другого, кричит: "Протестую! Бури мне, изменений! Не верю во всё это, настоящее кроется отнюдь не здесь! Это - ложь!"
А в чудеса, в чудеса верят они оба.
Только поэтому я всё ещё вижу то, чего не может быть. И спокойный, стабильный, неизменный мир так и остается в шаге от меня.

07:30 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
.Mel kori~ преобразовалось в Liri.
Оповещаю.)

22:17 

"...моя любовь ещё очень слепа, но уже научилась молчать".

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Мы, знаешь, всегда - вот сколько помню, всегда жили душа в душу.
И в глаза друг другу смотрели так преданно и влюбленно, как смотрят только в первые дни.
И за руки держались крепко, боясь отпустить лишний раз, всегда выжидали самый последний момент, и только после него размыкали пальцы и ладони.
Утро каждое вместе - одна большая радость, тут тебе и завтрак в постель, и нежный поцелуй в щёку, и - всегда - только хорошие слова.
Потому что был неписаный закон - утро должно быть хорошим, чтобы день так же вышел удачным.
Ночи... что говорить о ночах, если я скажу, что каждая ночь была только лучше предыдущей, вряд ли мне поверят.
Но едва ли я претендую на то, чтобы что-то доказывать.
Делали вместе - тоже всё. И хорошее, и плохое тоже.
Хорошего, конечно, делали больше, но вот здесь-то и начиналось самое важное.
Потому что плохое тоже было. Мы не предостерегали друг друга. Просто не давали друг другу скатиться одному - скатывались вместе.
Становились от этого только ближе, такими близкими мы были, столько друг о друге знали, что порой ужас брал.
Ссоры, говоришь, да какие ещё ссоры, знать мы этого слова не знали, значения - тем более, ссорились только с другими, но не друг с другом.
Могли потерять всех вокруг - было, было и не раз даже, - но не друг друга.
И всё это было так чертовски правильно, что однажды мне стало ясно одно - правильного в этом всём было лишь размером с ноготок.
Потому что спустя время - а оно шло неумолимо, оставляя свои следы, отпечатки, морщинку меж бровей, первый и совсем ранний седой волос - мы разошлись так же легко, как сошлись.
Потому что жили мы душа в душу, и знали друг о друге всё. И когда пришло время расходиться - тоже поняли вместе, и причины даже не надо было друг другу объяснять.
Мы смотрели - влюбленно, но не любили. И за руки держали друг друга так сильно, чтобы не остаться одним. И утра, и ночи встречали и проводили, потому что не было кого-то лучше, с кем можно было сделать это.
Но, конечно, мы были счастливы. Такое положение дел нас полностью устраивало. Мы же, как-никак, похожи очень, почти копии друг друга.
А сегодня, идя по щедро осыпаемой ливневыми струями улице, мы, если встретим друг друга, обнимемся - спрячемся вместе под козырком какого-нибудь кафе, с улыбками вечными, озорными и какими-то детскими, переглянемся.
Постоим немного, поговорим - немного потому, что много свободного времени нет теперь ни у кого.
И так и разбежимся. Легко, непринужденно, как раньше, понимая всё, не спрашиая лишнего.
Зачем, спросишь ты, я рассказываю тебе это сейчас? Ну, потому что тебе это интересно. Не было бы интересно - сто раз бы можно было бросить это занятие, слушать меня.
Ха-ха, нет, на самом деле, конечно же, нет, я говорю тебе это всё для того, чтобы и до тебя дошла та мысль - идеальные отношения строятся не потому, что ты боишься остаться один, а потому, что боишься потерять кого-то. Боишься так сильно, что готов потеряться за него сам, лишь бы остался тот.
Потому что бояться остаться одному - это эгоизм. А бояться потерять кого-то - это любовь. Первому нет места в отношениях. Даже если оно и создает какую-либо видимость собственного рая.
Даже если оно делает тебя какое-то время счастливым, знай - время раскроет суть вещей. И это будет очень болезненно, если оно сделает это раньше, чем всё поймешь ты сам.

00:08 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Нет ничего лучше, чем просто быть в нужном месте и в нужное время. Ты чувствуешь свою необходимость у кого-то, ты каждое утро просыпаешься, зная, что старого, чудовищно тяжелого, неподъемного груза за спиной больше нет, спустя столько лет, много проклятых лет, которые мне так хотелось от него избавиться.
Груз был действительно угнетающим, и с каждым днем тяжелел лишь больше.
А раньше? Что же раньше? Раньше его не было. Раньше этот груз был благословением, крыльями.
Мой народ — он рождается крылатым, с гордостью носит приятный и ощутимый вес двух крыл, пернатых и белых. Ты идешь по улице и видишь - вот, шагает бедняк, и руки его промерзли от дырявых перчаток, и шинель его совсем не греет, да и сапоги, в общем-то, давно просят каши; но стоит взглянуть чуть дальше, за его спину, и ты увидишь два белоснежных крыла, и тогда ты понимаешь: "Да, этого человека где-то ждут. Да, этот человек кому-то взаимно нужен. Да, этот человек может чувствовать себя счастливым, несмотря на все горести, которые выпадают на его долю..."
Пройдешься дальше. Встречаешься взглядом с другим — одет опрятно, "с ниточки", шляпа у него дорогая, большая, говорит сама за себя - "мой владелец - интеллигент и обеспеченный человек". И ты бы и рад поверить, и улыбке учтивой и вежливой на тонких губах этого незнакомца тоже так хочется поверить, но крылья у него — словно грязные, слишком много в них черных перьев. Но белые просветы, совсем небольшие, тоже есть — значит, не потерян человек. Значит, всё зависит от него самого.
Людей с совсем черными крыльями мне не доводилось видеть. Наверное, совсем они ужасны. Наверное, именно они и сидят в мрачных камерах за решеткой, и лишь сменяющееся луной солнце отсчитывает их дни. И, наверное, они и заслужили это.
А есть мы. Мы не делаем ничего плохого. Мы живем, пытаемся жить так, как говорят нам наши незачерненные сердца. Пытаемся быть в мире со всеми. Откровенными, всегда готовыми помочь.
И наше оперение бы всегда оставалось белым, если бы не то, что мы получали в ответ на наши старания и попытки. В ответ на всё то, к чему мы прикладываем всю нашу душу, всё сердце, в с ё — поэтому мы так неразрывно соединены с этим.
И нас уничтожают. Фразами и словами, камнями фраз и слов, лезвиями, иглами, острием мечей и ржавостью копьев, прибивающими к земле сетями страха и боли.
...окропляется алым оперение. Тяжелеют, грубеют, багровеют перья. Совсем не такие легкие, как раньше.
И с каждым годом — тяжелее и больнее...
Однажды уже не хочется с гордостью носить тяжесть крыльев. Хочется, чтобы они исчезли, чтобы не было больно, чтобы исчезли вместе с ними и все прошлые упреки и удары словами.
Ох, как долго мне довелось лелеять надежду, что когда я навсегда то ужасное место, то выбелится обратно мое оперение. Что зарастут раны, покроются целебной коркой, исчезнут. Время же всё может?
Нет. Время может ничтожно мало. Время — самое ценное и самое ничтожное в мире явление. Его можно ценить и ненавидеть одновременно.
Мне удалось добиться того, что хотелось долгое время - чтобы, наконец, усталые и побитые крылья покинули меня раз и навсегда.
И время не лечит. Время рубцует свежие шрамы, оставляя их отвратительное видение для всех, кто хоть случайным взглядом коснется твоей спины. Рубцует, заставляет неприятно чесаться, раздражающе болеть все эти шрамы, ехидно оставляя их на твоем теле — свидетельство собственного торжества и твоей беспомощности.
Неловкое напоминание, случайное прикосновение, голос чуть громче, чем обычно — и все может раскрыться, растревожиться, закровоточить.
Как мне хотелось, чтобы с уходом из того места всё просто взяло и исцелилось! Так просто и легко! Какое разочарование меня постигло! Ничего не дается так легко. Слишком глубокие царапины оставляют вековечные полосы на, увы, слишком нежной коже.
И вот, я — человек. Самый простой, казалось бы, обыкновенный, и крыльев у меня, вроде бы, теперь и нет. Да только старых крыльев нет.
Смотрю на себя в зеркало и неуверенная, неверящая улыбка трогает мои губы.
Надежда может творить необыкновенные вещи.
Надежда необыкновенного человека может творить вещи куда более необыкновенные, чем обычно.
Смотрю в зеркало и вижу: там, от слегка виднеющихся лопаток растут новые, совершенно волшебные крылья. Куда более красивые, чем раньше, куда более хрупкие, чем раньше. Там нет перьев - тонкая радужная материя, покрытая мерцающей пыльцой. Словно большая и странная в своем мышлении бабочка вдруг решила отдохнуть у меня на спине.
Я понимаю - нужно быть куда осторожнее и внимательнее, чем раньше. Тогда, быть может, волшебная пыльца и залечит отметины.
Тогда, быть может, всё станет как раньше. Нет, лучше - я не собираюсь больше оглядываться назад, в ту ужасную темную бездну. Тогда, быть может, волшебная пыльца и залечит отметины.
И драгоценный, но пока так же неопытный страж моих крыльев будет помогать мне. И подталкивать меня вперед, подгоняя, закрывая глаза каждый раз, когда я попробую оглянуться.

02:28 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Мой дневник оживает. И, удивительно, на него снова подписываются люди.
Всем добро пожаловать! А если вы еще расскажете, что вас сюда привело, будет так совсем замечательно.)

04:12 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Нет, нет, нет, нет, нет.
Всё же лови меня, лови, не смей отпускать, та бездна слишком глубокая и манящая, я не смогу противостоять ей в одиночестве.
Я не могу ей противостоять.
Она смотрит, смотрит внимательно и пронзительно своими мудрыми золотистыми глазами, глазами, которые говорят, что знают обо мне всё и даже чуть больше, что-то, что всегда было за моей гранью. Что-то, что я очень хочу познать, что-то дико опьяняющее, но непростительно опасное.
Стоит тебе ослабить хватку - и я тоже начинаю смотреть на неё.
Мои руки медленно отпускают твои плечи, голова поворачивается в сторону, взгляд плавно встречается с тем, другим, который обещает всё в обмен на всё.
И я ухожу, плавно, по клеточке, по песчинке я исчезаю
Эта бездна самая страшная именно потому, что я её не боюсь, потому, что в любой момент я могу протянуть к ней руки, сделать шаг вперёд
Единственное, за что мне страшно, за кого мне страшно, это ты
Если однажды ты разомкнешь свои руки, если однажды ты отпустишь, слово простое и страшное - о т п у с т и ш ь, тогда я действительно улечу, вырастут проклятые эфемерные крылья, которые я так желаю и не желаю одновременно.
А ты можешь не узнать этого, не уловить, не понять, ты поймешь это в момент, когда будет поздно, а значит останешься без меня, а как ты без меня? Мы же - целое, неразлучное, живое и бьющееся в унисон целое.
Поэтому, пожалуйста, держи меня крепко, хватайся пальцами, пальцы хватай, одёргивай, если я начну смотреть в её глаза снова, проси обнять, обнимай сам, говори-говори-говори, чтобы слова выкладывались в плотную тропинку обратно из пропасти.
Тогда, однажды, я
может быть
смогу навсегда
быть
только
с
то...




15:03 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.
Депрессивных стихов время. Ну, я же не пишу позитив хд
В сказки верить - много ли надо?
"Того" каплю, чтоб статься "не здесь".
Ей кузнечики ночью были отрадой,
А другие твердили "сбрось-ка, милая, спесь".

Ей так просто - звезды по именам,
Ничего не стоит в их свете забыться.
А ей говорят: "Моя дорогая, Вам
Так глупо верить, что где-то ваш рыцарь."

И с легкостью ей - снег ловить,
Изучать снежных хлопьев чудные узоры.
И слышать: "Вам зонтик открыть?"
- "Нет", и ссоры, бесконечные ссоры...

И во сне ей - всегда чудеса,
Чай с Чеширским котом, эльфов песни,
И такие родные волшебные небеса!
И вокруг все - родные, куда уж чудесней!

И однажды все порешили серьезно,
Хватит, мол, сей миледи быть где-то не тут.
И во снах ей стало ужасно морозно,
И не видно там тех, кто каждый раз ждут.

А потом - полетели дни и недели,
Вроде "жизнь", как зовут её, а вроде и нет.
В сентябре у нее на душе метели,
И меркнет в далекой хижине свет.

На пролёте недели и месяца,
Стало ей душно, и плохо, и так тяжело
Во сне её - страшная околесица,
И будящее Солнце всё никак не взошло.

И снова решил суд людской - не дело.
И снова на старый слой наносить,
То, чего она никогда не умела,
То , отчего ей хочется взвыть.

...Она перестала кричать по ночам от страха
И просыпаться, когда восходит луна
Вся жизнь её - шаг во мрак из мрака,
И нет больше звезд, и снежинок, и сна.


14:09 

Вниз с холма шел, и вот Позабыл я жизнь людей Ради запахов ночных И мерцающих огней.

Почему твои розы пахнут полынью?
У тебя же такой завораживающий сад! Словно украденный из сказки про ночных фей, которые будут заботиться о цветах тогда, когда нет солнца.
Мне кажется, что в нём всегда царят сумерки, когда я прихожу. Синие и фиолетовые, загадочные и магические. На цветах - роса или вода, которой ты давал им напиться совсем недавно. В воздухе витает влага и свежесть, а ещё светлячки. Им так же безумно нравится этот сад, похоже, они уже давно выбрали его своим домом и где-то в его глубине имеют собственную крошечную хижину и хозяйство.
Очень хочется дотронуться до парящего мерцающего огонька - но как только рука взмывает вверх, тот отлетает, и так каждый раз.
Такой прекрасный аромат у цветов может стоять только в садах богов. Может быть, ты - бог?
Бог, заботливо прибегающий ко мне, ругающийся на то, что снова я хожу по холодным камням тропинки босиком. Почему ты всегда говоришь одно и то же? Я знаю, что я могу простудиться, знаю, что как в прошлый раз может быть - неделю с постели не подниматься от температуры, знаю! Но разве ты не видишь, как здесь волшебно? Как каждый вдох наполняет всё твое нутро чем-то особенным, похожим на вкус грёз. А лепестки роз наощупь - тот же шёлк, ткущийся сказочными эльфами...
"Я подарю тебе сколько угодно роз, хоть весь сад, хоть все розы мира, только пройди обратно в дом, пожалуйста..."
И правда даришь. Всегда. Ты исполняешь свои обещания даже прежде, чем я успеваю о них позабыть.
Приходишь - гордый, светящийся, с охапкой белых роз, обвязанных алой лентой. Даришь - я заражаюсь твоим свечением, радуюсь, улыбаюсь и бросаюсь тебе на шею, аккуратно прижимая к себе цветы.
Целуешь меня, говоришь что-нибудь, а вскоре уходишь.
Я с замиранием сердца склоняюсь к цветам, вдыхаю их аромат...
Бессильные от отчаянья руки роняют подаренные розы и те покорно рассыпаются по полу.
Полынь. Полынь. Всегда полынь!
Неужели ты не чувствуешь этот запах? Почему всегда - полынь?
Сдерживая ком в горле, опускаюсь на колени и собираю проклятые кем-то цветы. Ставлю их в вазу на самое видное место и долго, с тоской разглядываю, порой гладя их лепестки.
Где ты совершаешь ошибку? Сажая их, выращивая, поливая чем-нибудь не тем, а может, даря кому-то не тому?
Ложась спать, обнимаю себя за плечи и мирно смыкаю глаза.
Даже моя подушка пропиталась полынью

moon bunny.

главная